haritonoff (haritonoff) wrote,
haritonoff
haritonoff


Вверху: приток Чусовой – хтонический ручей Архиповка

Туда-сюда по реке теснин
Продолжение. Начало здесь.

Но мир не кончился! Напротив – на берегу показались крыши человечьих поселений. То был поселок Курья, славившийся своими самогонными аппаратчиками и плативший хмельную дань городу Староуткинску, где не было справедливости.

Жители же города Староуткинск поклонялись Старой Утке и строили ей на реке кумирни в виде каменных кругов и лабиринтов, изрядно затруднявших навигацию. Славился Староуткинск своими бешеными огурцами, что в белы ручки живыми не давались, потому собирали урожай исключительно дрессированные негры. В самом городе было три моста, один из которых, веревочный, был построен бригадой народовольцев, второй, деревянный – силами сельской управы, а третий – самый бетонный – местным меценатом Уткиным Заваляйским. Над городом возвышалась скала Бога Тырь – гнездо расхитителей церковных ценностей. По преданию, на ней была убита Марья.

Солнце стояло высоко, но негры на плантациях, завидя новые лица, не работали, а пели свои национальные песни и танцевали свои негритянские пляски, от которых рыбу рвало в ловчие сети.

Гильдия староуткинских рыбаков с целью навредить и воспрепятствовать исходу рабов садила в реке саргассы и строила в местах поглубже детские площадки. Но странный человек с завязанными принадлежностями, воровато оглядываясь, указал Горцам секретный канал, по которому они и вырвались из мрачного города, едва не оставив гребь в детской горке посреди протоки. Миновав город, Горцы лицезрели мормона с травой, шедшего за ними по воде аки посуху, а за ним, по проторенному пути, двигались обкурившиеся негры в расписной повозке. Так свершилось Пришествие и закончилась эпоха рабства в Староуткинске.

А на берегах тута и тама попадались…
[Фрагмент не расшифрован. Известно, что в нем, помимо прочего, содержалось упоминание о Танькином камне и предводительнице амазонок Таньке-Потерявшей-Мячик.] …Горцы и поканали дальше. И явились им видение богатого села с химерями на трубах, избами в девять окон, и дивными птицами кукарекеру. Но пришла пешком Гамаюн (птица вещая) и про[хри]пела: "Зрите вглубь!" И были подняты шаманом со дна реки глаза, позволяющие лицезреть лик Щорса и не ослепнуть. И видят – нет в селе людей, да и села нет, одни только могилы на горé. Не прельстились странники, и тогда вновь явившийся странный человек указал им путь в заповедную рощу, где обрели они кров и ночлег, а свирепые трактористы, рыскавшие по берегам, не смогли найти их. Напряглись напоследок Горцы и изобрели народное национальное праздничное блюдо – борчо.



Спели Горцы все песни про разворот, которые знали, несколько из тех, которых не знали, и выдумали дюжину-другую новых. Шаман же выкопал из воды выдру, но явился ему лесной дед и велел закопать ее обратно. И разгневались боги, и расшоперили хляби небесные. Забоявшись гнева и хлябей, Горцы замаскировали свой ковчег ветками череМухи.

В это время мимо проплывала лодка разорившегося работорговца из Староуткинска. На его вопрос, не видел ли кто ушедших от него рабов, замаскированная команда честно солгала: «Нетъ!». Работорговец, вздрогнув, воскликнул: «Кто здесь?!» - и быстрее заработал веслами.

Озлобились Горцы, и поплелись дальше, и давали такие имена камням над рекой: Лысан, Худой, Ребра, Слепой да Глухой. А был еще камень Синенький, по которому ползали последние представители племени гомосеков, которые хабалили и пели дивные песни, заманивая неосторожных путников искать приключения на задницу. И прошли горцы еще место, именуемое Львиной Пастью, и опасный пролив между Иглой и Копной. И не было устрашившихся среди рекоплавателей, ибо верили все они в веселую гармонию и видали свет в конце тоннеля. Боги же, видя их убежденность, плюнули и отступились, зашоперив хляби обратно.

А на закате дня, между Черной и Белой ярангами, явилось видение старой пристани, и поднялась из вод железная стена от берега и до берега, крест возник на холме, а встречный ветер повернул реку вспять, и поняли Горцы, что хорош уже, и нет им других земель, и предстоит обживать эти земли, какие есть, и изобрели народное национальное блюдо харщ.

И спешились горцы, и второй раз в жизни увидели харёнков, и, погоняя уазов, ушли в горы. Там и посейчас живут они. Приспособились как-то.


Tags: Осторожно, Средний Урал, проза!, сплав
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments