haritonoff (haritonoff) wrote,
haritonoff
haritonoff

Categories:

История чукчей-V; про Якунина

Часть I
Часть II
Часть III
Часть IV



В 1725 году в Кабинет министров поступило доношение от якутского казачьего головы Афанасия Ивановича Шестакова, который предлагал организовать экспедицию для открытия новых земель и покорения инородцев. На следующий год Шестаков прибыл в Петербург. При поддержке сенатского обер-секретаря И. К. Кириллова казачий голова сумел убедить сенаторов, и 18 января 1727 года* Сенат утвердил "мнение", гласящее: "Изменников иноземцев и которые народы сысканы и прилегли к Сибирской стороне, а не под чьею властию, тех под российское владение покорять и в ясачный платеж вводить … а ко обладанию таких народов и земель следующие притчины:
1. Что те земли прилегли к российскому владению и не подвластные…;
2. Для прибыли государственной, понеже в тех местех соболь и протчей зверь родитца…;
3. Для познания по восточному морю морского ходу, от которого может впредь воспоследовать комерция с Японною или Китайскою Кореею…;
4. Наипаче для предбудущей заимки, пока нихто других земель, а особливо от китайской стороны, яко Сибирью пограничной, в те новосысканные земли не ступили…"


Последующие указы Верховного тайного совета и Сената (23 марта и 3 мая 1727 года) предписывали создать особую экспедицию, опорной базой которой стал в последующем Анадырский острог. Численность экспедиционной партии определялась в 400 человек солдат и казаков, район ее действия – охотское побережье, Чукотка и Камчатка. Во главе был поставлен сам Шестаков, а начальником военной команды определен капитан Тобольского драгунского полка Дмитрий Иванович Павлуцкий.

Справа: вообще-то скульптура изображает Ермака, который, как известно, жил в XVI веке, но на Чукотке подобная амуниция, ввиду отсутствия у аборигенов огнестрельного оружия, успешно применялась до конца XVIII века – в документах во множестве встречаются разные кольчуги, куяки и шлемы.

Начало экспедиции, которая стала именоваться Анадырской партией, оказалось весьма неудачным – между Шестаковым и Павлуцким, который, будучи офицером регулярной армии, не желал подчиняться казачьему голове, начались конфликты. Всю дорогу от Тобольска до Якутска они выясняли между собой отношения, доходило даже до драк. Прибыв летом 1728 года в Якутск, Шестаков и Павлуцкий разругались окончательно и, наплевав на указы, стали действовать каждый самостоятельно.

Шестаков в середине 1729 года отправился в Охотск, а оттуда в Тауйский острог, намереваясь привести в подданство немирных коряков в северной части Охотского побережья, а затем сухим путем двинуться к Анадырску. Отряд его состоял из полутора сотен человек, из которых два десятка были русскими казаками, а остальные – эвенами, эвенками, коряками и якутами. 14 марта 1730 года, узнав о нападении чукчей на оленных ясачных коряков (около сотни из которых было убито), Шестаков двинулся на врага, настиг чукчей на реке Егаче (ныне Шестаковка), впадающей в Пенжинскую губу, и был разбит. В бою погибли 10 казаков и 28 ясачных, остальные разбежались. Сам казачий голова был тяжело ранен стрелой в горло, а затем убит. Чукчи помимо прочего захватили 12 фузей, 3 винтовки, 12 ручных гранат, 12 железных панцирей и знамя.

Павлуцкий с большей частью команды 3 сентября 1729 года прибыл в Анадырский острог – согласно инструкциям. Инструкции также предписывали аборигенов "уговаривать в подданство добровольно и ласкою", однако разгром Шестакова резко ослабил авторитет русской власти на Охотском побережье и Камчатке – аборигены ласки не желали. Активизировались немирные (неясачные) коряки, а ясачные стали выходить из повиновения и в сентябре 1730 года подняли восстание, осадив Ямской острог. Летом 1731 года на борьбу с русскими поднялись ительмены, которым удалось захватить Нижнекамчатский острог.

12 марта 1731 года Павлуцкий с большой по восточносибирским меркам армией (236 казаков и 280 коряков и юкагиров) выдвинулся в поход с целью наказать немирных чукоч и отбить таки захваченных год назад оленей. Ход кампании капитан скрупулезно описывал в своем дневнике: "И 9 маия дошед до первой сидячих около того моря чюкоч юрты, в коей бывших чюкоч побили… Усмотрели от того места в недальнем разстоянии… сидячих одна юрта и бывших в ней чюкоч побили… И дошед до их чюкоцкого острожку… и в том остроге было юрт до осьми, кои разорили и сожгли". В итоге было захвачено взад до 40 000 оленей, ружья, все 12 панцирей, личные вещи Шестакова и освобождены из рабства 42 коряка и 2 русских. Чукчей, по разным сведениям, было убито от 802 до 1452 человек и 150-160 захвачено в плен; потери россиян – 3 русских, 5 коряков, 1 юкагир.

Слева: чукотский доспех из стальных пластин.

На следующий год Павлуцкий отправился на лодках до устья Анадыря… и вернулся, не обнаружив противника – чукчи перешли к партизанской войне. С 1733 по 1738 год они совершили несколько рейдов на Анадырский и Нижнекамчатский остроги, угоняя казенные стада оленей, убивая служилых и ясачных, уводя в плен женщин и детей.

Возможность договориться становилась все более зыбкой благодаря стараниям представителей местной администрации наподобие казачьего сотника Шипицына, исполнявшего с 1732 года обязанности коменданта Анадырского острога. Летом 1740 года он с отрядом в 80 казаков отправился вниз по Анадырю для сбора ясака с "речных" чукчей. В урочище Чекаево русский отряд встретился с крупными силами чукчей. Не рискуя вступить с ними в открытый бой, Шипицын под предлогом мирных переговоров заманил в свой лагерь двенадцать чукотских старшин и перерезал их, после чего атаковал чукчей, которые, оставшись без командования, в панике разбежались. Правительство к таким нарушителям официальной миролюбивой политики никаких санкций не применяло, ограничиваясь прежними рекомендациями действовать "лаской, а не жесточью". Но и этот принцип, в связи с непрекращающимися набегами чукчей на коряков – подданных империи, в начале 1740-х годов был отброшен.

4 июня и 6 июля 1740 года указами Кабинета министров и Сената предписывалось Анадырской партии "итти на немирных чюкч военною рукою и всеми силами стараться не только верноподданных Е. И. В. коряк обидимое возвратить и отомстить, но и их чукоч самих в конец разорить и в подданство Е. И. В. привесть". 18 февраля 1742 года по предложению иркутского вице-губернатора Л. Ланга Сенат издал указ, гласивший: "на оных немирных чюкч военною оружейною рукою наступить, искоренить вовсе, точию которыя из них пойдут в подданство Е. И. В., оных, также жен их и детей, взять в плен и из их жилищ вывесть и впредь для безопасности распределить в Якуцком ведомстве по разным острогам и местам между живущих верноподданных". Ответственным исполнителем был вновь назначен Павлуцкий, который еще в 1733 году был произведен в майоры, а к 1742 году уже исполнял обязанности якутского воеводы.

В 1743 Павлуцкий вновь прибыл в Анадырскую крепость, и в начале следующего года с командой в 400–650 солдат, казаков, ясачных юкагиров, чуванцев, коряков и эвенов совершил очередной поход на Чукотский полуостров, догнал и разгромил отходящих чукчей на реке Анадырь, вновь отбил оленей, освободил пленных коряков… У урочища Сердце-Камень отряд нашел 10 яранг, перебил 88 чукчей и взял в плен подростка. По возвращении юного чукчу окрестили Николаем Дауркиным, и Павлуцкий взял его на воспитание. Потом парень стал казаком, служил, участвовал в походах, а осенью 1763 самовольно оставил службу и ушел к чукчам. В острог вернулся год спустя с большой группой соотечественников, добровольно согласившихся принять русское подданство, и тут же был арестован за дезертирство. Находясь под стражей, начертил первую сравнительно верную карту Чукотки, служившую основой картографического изображения края вплоть до XIX века. В 1765 был оправдан и переведен в Иркутск, потом участвовал в экспедиции Биллингса-Сарычева, был среди первых россиян, высадившихся на побережье Аляски, совместно с И.Кобелевым открыл бухту Порт-Кларенс, получил дворянство… С ним мы еще встретимся, а пока вернемся к Павлуцкому.

Лето 1746 года – очередная экспедиция: разгром пяти встреченных "юрт", отбито 650 оленей плюс два пленных коряка, наоборот захвачено в плен два чукотских подростка и две чукотских же бабы…



Вопрос: при чем тут упомянутый в заголовке поста Якунин? А под таким именем Павлуцкий остался в чукотских легендах и сказаниях на должности главного эпического злодея. И Шкловский в 1892 году писал: "Этот капитан — самый популярный герой на крайнем северо-востоке Сибири. Он местный Роланд". Почему Якунин – не совсем понятно; Богораз предполагал, что у него было прозвище "Яков" или "Якуня". Возможно, образ Якунина собирательный, и Якунину-Павлуцкому приписывают деяния других деятелей, во всяком случае, разные легенды описывают его деяния и смерть по разному:
Когда воевали таньги с чукчами, люди бежали из внутренней страны к морю, но таньги следовали сзади и истребляли не успевающих. Когда ловили, худо убивали: мужчин разрубали топором между ног, вниз головой; женщин раскалывали, как рыбу для сушения. Убежали оленные на край земли, поместились под утес, под круглыми скалами построили в ущелье крепость. Но пришли таньги и взобрались на горы и, скатывая сверху камни, изломали укрепление и истребили людей. На земле Нэтэн за мысом Пээк поставили под утесом, нависавшим над берегом, другую крепость. Сверху нельзя скатить туда камни. Таньги взошли на утес. Ничего не могут сделать, ибо перелетают камни их через границу жительства. Стали обходить, ища проход, впереди идет в железном панцире Якунин. У входа в узкое ущелье стоит чукотский парень Еыргын с луком в руках и пьет из деревянной чаши воду. «Пей хорошенько, — говорит Якунин, — больше ты не будешь пить на этой земле!» Схватил Якунин копье, стал размахивать, прыгает вверх, как вершина дерева, и машет копьем. Парень снял со стены небольшой лук, наложил небольшую стрелу из китового уса. Лицо Якунина покрыто железом, только две дыры вместо глаз. Тот выстрелил. Пока прыгает, попал ему прямо в глаз. Упал на землю Якунин; побежал и схватил его: «Ты, худо убивательный! У нас нет топоров, но, по крайней мере, иначе умертвим тебя!» Развели огонь, жарят его у огня, хорошо изжаренное мясо срезывали ломтиками и жарят снова. Умер. Таньги, испугавшись, бежали, но их настигли и истребили. Тогда в знак радости устроили гонку судов жители Нэтэна. Собрались из Наукана, Уэлена, Пичуна и всех приморских селений до Ванкарэма, но всех победили два брата, рожденные сукой, из Экалюруна. Ставкой была пленная девушка. Ее взяв, женились на ней. От них размножился род Рожденных Сукой…

…Был русский начальник, очень жестокий, худо убивал наших людей. Держа за ноги, разрубал топором сверху вниз промеж ног, внутренности выпадали. Привязывали мужчинам член к шее и били по спине. Человек вскакивал и отрывал член и ядра. Много стад заграбили. Поехал он однажды с Колымы на Анадырь. Сам едет в кибитке, люди бегут кругом. Услышали наши, собралось скопище с тундры, прибежали, засели по дороге. Ночью напали на сонных, перерезали всех, только начальника взяли живым. Еще двух русаков (были бедненькие ребята, их худо кормили, обижали), тех не убили, взяли. Сказали им: «Будете смотрящими, что мы сделаем, чтобы прекратилось худое убивание наших». Раздели начальника нагим, надели на голову ему ремень, достали чикиль, привязали, заставили бегать по снегу вокруг, дергают за чикиль, бегает; дерг, дерг — пенис только болтается справа налево. Бегает, бегает. Положили его на землю. Стали пороть его колотушками из оленьего рога. Пробили всю задницу. Подняли, опять бегает на чикиле, глаза выкатываются, язык вывесился изо рта, достал до сосцов, хлопает взад и вперед по груди; сопит — хи, хи, хи — при каждом шаге плюет кровью. Загоняли до смерти на чикиле. Тогда тем бедняжкам дали запас, отправили домой на сильной упряжке оленей: «Теперь скажите вашим, чтобы прекратилось худое убивание людей».



История же говорит нам о последнем походе Павлуцкого следующее: 12 марта 1747 года ясачные коряки пожаловались коменданту Анадырской крепости на чукчей, которые угнали у них семь табунов оленей (часть из которых были "казенные") и захватили в плен восемь человек. Павлуцкий, не дожидаясь подкрепления, бросился в погоню с отрядом в 97 человек – русских и коряков – на оленьих упряжках. Вслед за ними на лыжах вышли 202 солдата и казака под командованием сотника А. Котковского. Утром 14 марта авангардный отряд майора настиг около 500 чукчей, ставших лагерем. Майор собрал совет. Один из сотников предложил ждать остальную команду, тогда как сотник Кривошапкин посоветовал напасть на чукчей немедленно, пока они сконцентрированы в одном месте и не разбрелись по окрестностям. Павлуцкий выбрал второй вариант и отдал приказ начать бой.

Однако чукотские воины после первого же ружейного залпа, произведенного русскими, стремительно бросились в атаку, не давая казакам перезарядить ружья, и "пошли на копьях же и... у служилых и служилые у них друг у друга отнимали из рук копья, а протчие служилые, у которых отбиты были ружья, оборонялись и ножами". Отбиваясь от наседавших чукчей, неся большие потери, русские и коряки укрылись в "вагенбурге" из возовых санок. Сам Павлуцкий оказался окружен при отступлении и убит; пленный чукча рассказывал, что окруженный майор трижды нападал на врагов, однако чукчи не могли его ранить, поскольку он был в кольчуге и шлеме. Чукчи долгое время стреляли в него из луков и кололи копьями; наконец, свалили арканами и стали душить, "тут он сам открыл железный нагрудник и ударом копья кончилось дело".

От поголовного уничтожения осажденных спас подход подкрепления во главе с Котковским, завидев который чукчи поспешно "ушли на побег". Но разгром был полный. В сражении погибли около 50 человек. Чукчи захватили оружие, боеприпасы и снаряжение русского отряда, в том числе несколько десятков ружей, пушку и знамя. На поле боя обнаружили тело майора без шлема и панциря. Потом, в 1870, чукотский старшина подарит колымскому исправнику барону Майделю кольчугу "Якунина", доставшуюся ему от деда…

Разгром и гибель Павлуцкого произвели ошеломляющее впечатление на российские власти. Сенат и Сибирский приказ спешно приняли решение о переброске на Анадырь дополнительных войск…

Продолжение следует

*Все даты по старому стилю
Tags: Чукотка, военная история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →