haritonoff (haritonoff) wrote,
haritonoff
haritonoff

Categories:

История чукчей-VI

Предыдущая часть ЗДЕСЬ


Азат Миннекаев «Смерть бубна»

После гибели Павлуцкого война продолжилась с новой силой. События, развернувшиеся в 1750-х годах на Чукотке и Камчатке, были насыщены многочисленными сражениями, штурмами русских острогов и "крепостей" аборигенов, взаимным ожесточением и немалыми жертвами. На основе этих событий можно было бы снимать (раз уж awind не хочет блокбастеров) "истерны" покруче голливудских вестернов.

В следующем, 1748 году в Анадырск была отправлена рота солдат и какое-то количество казаков. Бездельничать им не пришлось: в последующие два года под руководством поручика Кекерова были предприняты два успешных похода для добычи оленей и разгрома чукчей. Военная хроника последующих лет выглядела так:

1751 год – поход по Анадырю отряда в 200 солдат и казаков на 10 судах под руководством нового коменданта острога капитана В. Шатилова. Неудачные попытки переговоров. Отбито внезапное нападение чукчей.

1752 год – вторая морская экспедиция В. Шатилова вниз по Анадырю на 11 судах, в которых находилось 180 человек. Чукчи, узнав о походе, отошли, капитан гнался за ними 85 км и взял в плен 2 ребят, 10 женщин и девочек. Пленных продали с молотка.

1752 год – чукчи убили на Чукочьей реке, к западу от Колымы, партию из шести русских, пришедших из Нижнеколымска для рыбной ловли. Гарнизон Анадырска усилен еще сотней солдат под начальством секунд-майора И. Шмалева

1754 год – 500 чукчей в 37 км от Анадырска напали на поселения юкагиров, а заодно на русских, возвращающихся с охоты в острог, и взяли в плен помянутого в первом посте казака Б. Кузнецкого

1755 год – очередное напоминание правительства о необходимости действовать лаской и официальное прощение от имени императрицы всех прошлых прегрешений чукчам. Попытка секунд-майора Шмалева договориться с чукчами об уплате ясака по шкуре лисы с человека, без взятия заложников-аманатов. Однако чукчи, памятуя о "подвиге" сотника Василия Шипицына и опасаясь подвоха, неожиданно покинули переговоры.

1756 год – поход 200 чукчей на живших недалеко от Анадырска юкагиров, которых они разгромили, увели их семьи, угнали оленей и унесли имущество. Возвращение без результата 200 солдат и казаков, посланных на собачьих нартах преследовать чукчей. Переселение оставшихся 10 юкагирских женщин в Анадырск. В том же году брат "главного коряцкого князя Эйгели" Ивака Лехтелев заключил с чукчами мир и пригласил их в свою землю. Чукчи перешли Анадырь, заключили браки с коряками и поселились на реке Хатырка… однако уже через год коряки убили предводителей чукчей

1759 год – в апреле около 200 чукчей пришли к укинскому берегу (Северо-Восточная Камчатка), взяли в плен 15 казаков, отбили у коряков собак и оленей, убив 9 мужчин и пленив женщин и
Детей. Затем, соединившись с другими чукчами, подошли под Анадырск, где была эпидемия и страшный голод, однако поручик С Кекеров с тремя сотнями прорвался через окружение на оленьи и рыбные промыслы и вернулся, обеспечив россиян продовольствием.

В начале 1763 года в Анадырь прибыл новый комендант подполковник Фридрих Плениснер. Ознакомившись с состоянием дел, он предложил вообще ликвидировать Анадырскую партию во-первых, как нерентабельную – на ее содержание за все время существования было израсходовано 1 381 007 руб., тогда как прибыль от ясачного и других сборов составила всего 29 152 руб., во-вторых, как не сумевшую выполнить свои функции по защите ясачных народов и объясачиванию "диких": чукчи в подданство не приведены, чукотско-корякско-юкагирские столкновения не прекратились.

Сенат согласился с закрытием Анадырской партии, признав, что она "бесполезна и народу тягостна". В 1771 году гарнизон (на то время 303 солдата, 285 казаков) был выведен из Анадырска, жители ушли в Нижнеколымск и Гижигу, пушки были зарыты, крепость и дома сожжены, церковь разобрана и пущена на воду. Форпост русской власти на северо-востоке Сибири перестал существовать – империя отступила перед чукчами. В одном из документов того времени говорилось: "Немедленно внушить всему русскому населению Нижне-Колымской части, чтобы они отнюдь ничем не раздражали чукоч, под страхом, в противном случае, ответственности по суду военному". В результате чукчи расселились на Анадыре, оттеснив коряков на Гижигу, а юкагиров — на Колыму…
Пришел Якунин, железом одетый, худо убивающий, Якунин, огнивный таньг, стал истреблять народ. У него приемыш, взращенный из кочевых людей, приносящий пищу, проворный, быстроногий, на бегу догоняющий дикого оленя; убивает ножом, вываливает моняло, хватает за заднюю ногу, вскидывает вверх, прямо так уносит домой. Худо убивающий Якунин истребляет людей, собрал шапок целые возы, шапки убитых двадцать возов отправил к Солнечному Владыке. Говорит: «Больше нет, всех истребил!» Говорит Солнечный Владыка: «Еще в траве много скрывается птичек!» — «Докончу! Пусть принесут большое ружье, унесу с собой!» — «Однако нет! Убьют тебя!» — «Могу!» Взял ружье, большое ружье, унес с собой, ходит, ищет жителей, истребляет.

Наши: Нанкачгат, богатырь, одетый в лахтачную одежду, большой, широкий; во время ледохода на реке Номваан ложится поперек, задерживает глыбы льда; по его туше переходят кочевые обозы, как по твердой земле. Товарищ его Тэмээрэчэкай тоже проворный. Пошел Выращенный таньгами на промысел, нашел дикого оленя, убил, подхватил. Из досады смотрит Нанкачгат, говорит: «Не сможет!» Говорит: «Могу!» Догнал Выращенного таньгами, схватил за правую руку, тот дергает, дергает, вырвать не может. «Если я стал для тебя дичью, убей!» — «Нет, не для смерти, для жизни тебя схватил, не для темноты, для смотрения. Сердце твое не хочу достать». — «Э-э!» — «Почему лицо твое как у настоящего человека? Кто ты?» — «Я — Взращенный таньгами». «А-а! Будь нашим товарищем, совсем нашим, указателем пути!» — «Согласен»…

В 1775 году отряд из 130 оленных чукчей, возвращавшийся из удачного похода на коряков с захваченными оленями, повстречал на своем пути бывшего приемыша Павлуцкого – чукчу-казака и сибирского дворянина Николая Дауркина. Итогом встречи стало согласие чукчей направиться в Гижигу для переговоров с русскими. Однако в ходе переговоров возникли разногласия по поводу выдачи чукчами заложников, переросшие в конфликт. Чукчи покинули острог, а ночью не удержались и угнали у ясачных коряков еще 10 оленей. Ответная реакция коряков и русских не заставила себя ждать – в результате рейда было убито 54 чукчи и 2 россиянина, 40 чукотских женшин и детей взято в плен.

Меж тем у ставших "ничьими" берегов Чукотки все чаще стали появляться французские и британские экспедиции В 1776 году Екатерина II указала приложить все усилия для принятия чукчей в подданство. Действуя не военной силой, а через торговлю, русские добились значительно большего – особенно чукчи нуждались в железе и табаке. На речке Ангарке, притоке Большого Анюя, была построена Ангарская крепостца, где, под охраной казаков, происходила ежегодная ярмарка для меновой торговли с чукчами.

В марте 1778 года стараниями Дауркина были организованы еще одни переговоры коменданта Гижигинской крепости Тимофея Шмалева с чукотскими вождями Амулятом Хергынтовым (в документах он назван "главным тойоном") и "тойоном Северного Ледовитого моря" Аоеткином Чымкычыном, на этот раз закончившиеся подписанием договора о принятии чукчами русского подданства. Очередным указом на следующий год чукчи освобождались от ясака на десять лет (соболь на безлесной Чукотке все равно не водился) и сохраняли независимость во внутренних делах – от них теперь по большому счету требовалось просто не мешать русскому присутствию в регионе. В подходящих местах побережья были развешаны российские гербы в знак принадлежности этой территории России
Тогда перестали драться, заговорили люди Этэль (чуванцы), убиваемые с обеих сторон (коряками и чукчами) , стали говорить на все стороны. Сделавшись товарищами, совсем перестали драться. Тогда Нутэвия-чуванец пришел к Ээнейву и говорит: «Слишком худо убивать друг друга, пусть перестанем! Сотворим союз!» Говорит Ээнейву: «Посмотрим! Пойди, спроси сильных людей вашей страны, что они скажут, потом осенью приезжай! [Посмотрим], как будет!» Уехал Нутэвия.

На другой год стала осень. Наставши, осень кончилась. Окончилась осень. Сидит Ээнейву дома, вдруг слышит, кто-то на оленях приехал. Вышел на двор — иные олени, иная одежда
(не чукотская). Человек привязал оленей, не подходит, сидит на нарте, потупив голову, Нутэвия. Молча сидит. Обошел вокруг один раз, другой; молчит, ничего не говорит. Пнул ногой в лицо, молчит, испытывает: будет ли гнев? Нисколько. Тогда сел на корточки против него, говорит: «Пришел?» — «Ы!» — «С чем ты?» Ничего не говорит, только достает из сумы медаль и бумагу. Вот эта бумага о прекращении войны и создании союза.

Договор с Амулятом и Аоеткином де-факто, разумеется, распространялся только на те стойбища, которые признавали авторитет этих вождей (и до тех пор, пока признавали). После сибирские власти неоднократно рапортовали в Петербург о том, что то или иное чукотское стойбище приняло подданство. Работа была проделана немалая – к 1782 году удалось заключить практически со всеми родами анадырских чукчей договоры о ненападении на коряков. С 1888 года Ангарская ярмарка перенесена в Анюйскую крепость в 250 км от Нижнеколымска, на берегу Малого Анюя. До первой половины XIX века, когда европейские товары доставлялись на территорию чукчей единственным сухопутным путем через Якутск, Анюйская ярмарка имела обороты на сотни тысяч рублей. На продажу чукчи привозили не только продукты собственного промысла (продукты китобойного и тюленьего промысла, шкуры белых медведей, живые олени и изделия из них), но и самые дорогие меха – бобров, куниц, черных лисиц, голубых песцов, которые "носовые" чукчи выменивали на табак или отнимали у эскимосов северо-западного побережья Америки.

В это же время силами полугосударственной Российско-американской компании, созданной в 1799 году, началось довольно интенсивное хозяйственное освоение Чукотки и Аляски. Строились новые поселения, прокладывались транспортные пути, обеспечивались условия для русских переселенцев, завязывались новые торговые связи. Организовывались экспедиции, проводились исследования. Все это время чукчи сохраняли свой особый статус. По "Указу об управлении инородцев" 1822 года чукчи жили по своим законам и судились собственным судом, ясак – шкурка лисицы с лука (то есть с мужчины) – платился по желанию. С помощью торговли власти и предприниматели научились получать с чукчей гораздо больше, чем с помощью налогов. Правила торговли с чукчами 1811 года (обязательные к исполнению любым купцом под страхом запрета на торговлю) гласили: „Никто не имеет права торговать пониженной ценой, напротив того, каждый обязан тщиться дабы поднять цену елико возможно, так чтобы больше выгоды было на нашей стороне".

"Несчастные обобранные" чукчи при этом, будучи свободными от податей, отнюдь не голодали, и благосостояние их было повыше не только соседних тунгусов или юкагиров, но и многих русских переселенцев. Тан-Богораз писал: "Я встретил русского юношу, который вырос между чукчами, жил чукотскою жизнью, кочуя на тундре с собственным стадом оленей. Имя его было Алексей Казанов. Однако, в отличие от чукоч, он числился русским мещанином и членом одного из мелких обществ на Нижней Колыме, которые все вообще завалены сборами, податями и всякого рода реквизициями... Его чукотские соседи в то же время не платили ничего. Ему, разумеется, не очень нравилось его собственное русское происхождение. Однажды при мне он пришел к колымскому исправнику и просил написать ему прошение на царское имя о том, чтобы его исключили из русских мещан и включили в ясачную ведомость оленных чукоч. „Они платят один рубль в год", — сказал он в объяснение. Исправник сказал, что это совершенно невозможно. „И если ты запишешься в чукчи, ты потеряешь права на казенное пособие", — сказал исправник. „Не приставайте ко мне с вашими сборами, — возразил злополучный русский кочевник, — и я не стану ходить к вам за пособием". Казанов женился на чукчанке по чукотскому обряду и наотрез отказался венчаться у попа. „Тогда моих детей запишут в русские, — говорил он, — пусть они будут незаконные, но все-таки чукчи, так же как мать".

Продолжение следует

Автор портретов современных чукотских оленеводов - shapran
Tags: Чукотка, военная история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →