haritonoff (haritonoff) wrote,
haritonoff
haritonoff

Categories:

Про индейцев. Часть IV

Часть I
Часть II
Часть III



Многие читатели предыдущей части, судя по комментариям, были возмущены мрачной тоталитарной империей инков. Меж тем сами испанцы, хуля индейское язычество, тем не менее восхищенно отзывались о государственном устройстве Тауантисуйу. Вспомним первую часть этого цикла – всё познается в сравнении. Государства Евразии того времени были тоже изрядно мрачны и уж во всяком случае не менее тоталитарны, при этом порядка и справедливости в них было, как правило, намного меньше (читай – больше произвола и преступности), а жизнь простых тружеников – обычно гораздо тяжелее. Уильям Прескотт так заканчивал свои "Предварительные наблюдения о цивилизации инков": "Нельзя недооценивать подлинное величие тех результатов, которых сумели достичь правители инков; нельзя забывать о том, что под их властью самый обездоленный человек из народа жил гораздо более благополучно, испытывал несравненно меньше физических страданий, чем соответствующие категории населения у всех остальных народов Американского континента. В такой же степени это относится и к различиям между представителями высших и низших сословий в большинстве стран феодальной Европы того времени. Под властью правящих классов инкского общества во многих областях были достигнуты успехи, которые сделали бы честь любому цивилизованному народу. Инкам удалось заложить основы правления, которое в XVI веке – веке грабежа и насилия – могло обеспечить своим подданным неоценимые блага мира и безопасности".



Не будем говорить про многочисленные эпидемии, терзавшие Европу – тут коренным американцами просто повезло… это "везение", правда, обернулось против них при контактах с европейцами (хотя рискну предположить, что наличие в инкской столице и других городах водопровода и канализации заметно снижало риск распространения кишечных инфекций, которые водились и в Америке) – жизнь инкских крестьян и ремесленников была более спокойной, а, главное, сытной (а для XVI века это очень немало!), чем у европейских– и это уже заслуга самих инков (вспомним забитые склады, упомянутые в предыдущей части. Прошу заметить, что дело было после нескольких лет войны за престол между Уаскаром и Атауальпой).


Зернохранилища инков

Возможно, после слов о том, что жизнь крестьян-пуриков была спокойной и сытой, у кого-то в голове уже зреет комментарий на тему, что-де сытость и спокойствие в сочетании с надзором – удел скотины в хлеву. Ну, во-первых, европейских крестьян в XVI веке тоже "кое-где порой" держали за скотов, а во-вторых, представители народа кечуа скотами не были (за исключением отдельных представителей, конечно, но таков уж род людской): в империи процветали наука и культура, причем последняя была уделом не только знати, но и простолюдинов. Сохранились сведения о различных жанрах индейской поэзии, среди которых не только религиозные гимны и восхваляющие Инку оды, но и вполне мирские танцевальные песни и шуточные стихи, танцах – ритуальных и для развлечения, театре, а уж музыку инков, думаю, представлять не надо. Во всяком случае, у народа вполне находились и время и силы, чтобы заниматься всей этой "ерундой".



Что же касается тотального контроля – то в государствах Евразии подобное удавалось редко не из-за либеральности тамошних правителей – они бы и непрочь, а потому что вилланам да феллахам обычно было попросту не прокормить слишком большой штат надзирателей.


Рельеф, насколько я понимаю, изображает шиншилл

Единственной формой торговли внутри империи были местечковые ярмарки, тем не менее внешнеторговые связи империей велись, в том числе с жителями Центральной Америки – в Куско были найдены изделия из бирюзы явно северомексиканского происхождения и изумрудов из Колумбии. Торговлей занимались в основном представители народа чинча, и только их торговцы в своих операциях использовали подобие денег – медные пластинки в форме буквы Т – которые имели право обменивать внутри государства на еду и одежду. Зато был развит регулируемый государством натуральный обмен и распределение между жителями одних климатических зон продуктов, производившихся в других и наоборот – благо зоны эти располагались на всем протяжении империи буквально рядом: сьерра (горный пояс) и коста (побережье), объединенные в единое экономическое пространство, сильно различались по природным условиям и, соответственно, по производимым продуктам. В горных районах в зависимости от высоты на небольших расстояниях друг от друга также можно было выращивать плоды самых разнообразных растений (больше половины всех ныне потребляемых в мире растительных продуктов происходят из Анд, среди них кукуруза, картофель, кабачки, тыквы, бобы, маниок, перцы, помидоры, земляные орехи и т.д.)


Ступени в мачу Пикчу – вырублены из монолита, а не сложены

Сытая жизнь густонаселенной империи тем более удивительна, что большая часть ее расположена в крайне неплодородной местности, включающей прибрежные и горные пустыни, лишь изредка пересеченные плодородными речными долинами. Одной из основных заботой жителей было превращение этих пустынь в плодородные земли, и это им неплохо удавалось. Причем гораздо лучше, чем современным земледельцам, живущим в том же регионе. Дело в том, что за время колониального владычества испанцев была приведена в запустение и частично разрушена удивительная ирригационная система индейцев, включавшая крытые и подземные водопроводы, каналы, проходившие под руслами рек, отвод подземных вод, вытекавших из толщи горных пород и сбегавших к океану, открытые каналы протяженностью 750 км, проложенные на крутых горных склонах, вода которых орошала тысячи гектаров полей и использовалась на другие нужды.


Один из немногих действующих до сих пор элементов ирригационной системы инков


… и один из многих уже недействующих

На горных склонах по всей территории империи инки вырубали системы орошаемых террас – не только для расширения обрабатываемых площадей, но и для защиты от эрозии. Под паром поля и огороды не простаивали, вместо этого широко применялись удобрения – на побережье гуано с птичьих островов, а в горных районах навоз лам и компост.



Наличие сети дарующих жизнь в пустынном климате подземных водохранилищ, изрядная часть которых была создана еще предшественниками инков, получило отражение в их религии: в Нижнем Мире – Уку Пача – находились "зародыши" еще не рождавшихся существ и семена будущих растений. Туда же возвращались мертвые простолюдины (знать отправлялась на небо к Солнцу), чтобы вновь возродиться. Вместе их называли "мальки" или альмасиго, также на кечуа этим словом обозначались мумии. Уку Пача сообщался с Кай Пача – нашим, срединным миром – через пакарины – всевозможные пещеры, родники, шахты, кратеры и озера. Из Великой пакарины – озера Титикака – вылез в свое время не только Манко Капак, но и сам Апу Кон Тики Виракоча.



Культ Виракочи как верховного божества был искусственно введен Пачакутеком после победы над чанками и поставлен в космогонии Тауантисуйу выше общих для индейцев верховных божеств Сонлца и Луны. Свою религию инки не считали единственно истинной, исключающей все иные верования, они не обращали в свою веру подвластные народы через насильственное искоренение местных культов и верований – впрочем, здесь тоже ничего особенного нет. Привычные нам авраамитские культы – христианство, ислам – огнем и мечом утверждаюшие славу божию, на общем историческом фоне скорее исключение. Инки же впитывали верования покоренных народов в свою теогонию, не разрушая их, а лишь утверждая из политических соображений главенство "своего" божества.



Расширение империи, кстати, не всегда имело насильственный характер, война рассматривалась как крайнее средство подчинения непокорных племен, когда все дипломатические возможности были исчерпаны. Вождей завлекали богатыми подарками и перспективой присоединения к имперской аристократии, оговаривали условия сохранения привилегий и атрибутов власти, а подвластным им жителям демонстрировали техническое превосходство инков и преимущества цивилизованной жизни.



Часто встречаются упоминания о том, что испанцы после убийства Атауальпы прошли по великой дороге до Куско и взяли город, практически не встречая сопротивления – инки словно бы находились в состоянии апатии, не противодействуя захватчикам. Иногда это объясняют всенародным шоком от пленения и гибели Сына Солнца, иногда – атрофией социальной инициативы или страхом перед оружием испанцев. Возможно, дело тут в другом: инки, к тому же уставшие от затянувшейся междуусобицы двух претендентов на престол, просто не понимали необходимости сопротивления, не воспринимали приход захватчиков как национальное бедствие: ну будет у империи новый правитель, сильнее прежнего (Атауальпой, судя по всему, многие были недовольны), что тут может быть плохого лично для них и их образа жизни? Возможно, даже ожидали (вполне обоснованно со своей точки зрения), что пришельцы у власти, обладающие доселе неслыханным могуществом и знаниями, приведут империю к еще большему процветанию. Что порой делают с покоренными народами цивилизованные завоеватели, они не знали – сами-то они, по их мнению во всяком случае, ничего плохого не делали, наоборот…



Спустя три века после установления испанского господства индейское население Анд сократилось с десятка миллионов человек до одного миллиона.

Tags: Южная Америка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 69 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →