April 29th, 2010

zergling

Третичный бестиарий; часть II



Сквернообразная тварь на рисунке – гобиконодон, одно из самых крупных мезозойских млекопитающих. Он жил в раннем меловом периоде, достигал размеров кошки и питался крупными насекомыми и мелкими позвоночными, в том числе недавно вылупившимися из яиц маленькими динозавриками. Благодаря постоянной температуре тела он, как и большинство других млекопитающих, был активен ночью – именно от ночных охотников мезозоя современным млекопитающим достались слабое по сравнению с птичьим зрение (у большинства зверей монохромное – это плата за возможность видеть в сумерках, ибо ч/б сетчатка более светочувствительна), отменное обоняние, вибриссы на морде и тонкий слух с симпатичными наружными ушками в качестве бонуса.

Позднемеловые хищные млекопитающие пропорциями по-прежнему напоминали современных крыс, куниц да мангустов – длинные гибкие туловище и шея, короткие лапки: такая форма тела идеально приспособлена для жизни и охоты в норах, в завалах валежника и камней, на деревьях – в местах, малодоступных для охотников-динозавров. Сегодняшние обитатели подобных местечек выглядят примерно так же, и им хорошо (кстати, змеи – специализировавшиеся как охотники на млекопитающих в их родной среде – вообще утратили ноги, они им только мешали в буреломах и подземных галереях).

Но вот когда с исчезновением динозавров пришла пора выйти из подполья и начать охотиться на раздобревших травоядных собратьев – выяснилось, что простым увеличением хорька в размерах крупного хищника не получишь, а кошки, вопреки поговорке, быстро не родятся – добротный хищник должен иметь множество специализированных приспособлений, на приобретение которых эволюционным путем уходит не один миллион лет. И вот пока карнивораморфы – предки нынешних хищных – методом проб и ошибок специализировались, вершины пищевых пирамид занимал черт-те кто.

Collapse )