June 17th, 2010

zergling

Предыстория приматов

Одно из возвышенных наслаждений для мыслящего существа – не просто созерцать окружающее, а знать, что именно видишь пред собой... В частности, на картинке слева изображена эомайя – древнейший представитель плацентарных млекопитающих. Ее с достаточной долей уверенности можно считать общим предком и тигров, и носорогов, и нас с вами. Останки зверька сохранились настолько замечательно, что в окаменелости хорошо видны не только зубки и лапки, но даже шерстка: эомайю нашли в тех же тонкозернистых озерных отложениях, что и пернатых динозавров. Породы, где обнаружены эти окаменелости, относят к первой половине мелового периода – 125 млн. лет назад.

Весила эомайя около 25 г, ее длинные пальцы и сильно изогнутые когти говорят о том, что она могла хорошо лазать по деревьям. Жила она возле озер и питалась насекомыми – они калорийны, а эомайе, как любому мелкому млекопитающему, было необходимо много кушать, чтобы поддерживать температуру тела.

Collapse )
zergling

Посмотрел "Дорогу" с Виго Мортенсеном...

(«The Road», John Hillcoat, 2009)



Знаете, если на самом деле случится глобальная жопа, то ведь не будет вам никакого киберпанка. Не будет живописных мутантов с необычными способностями, героического сопротивления киборгам-убийцам и захватывающих погонь на автомобилях-монстрах по автобанам среди пустыни – просто потому, что издыхающая цивилизация не оставит после себя пустыни. Она оставит помойку. А голод, страх всех перед всеми, голод, грабежи, трупы и голод – будут. Будут каннибализм, грязь, болезни и риск сдохнуть от сепсиса при любой ране. Мрачно-романтических героев, побеждающих злодеев, тоже не будет. Да и злодеев не будет – будут такие же бедолаги, как и ты, желающие прожить еще немного, пусть даже ценой… да кого теперь волнует цена?

Воевать не за что, а единственно разумным будет просто прятаться, чтобы уберечь самое дорогое, что осталось. Нет, не жизнь – на кой черт такая жизнь…

Отец с сыном идут через мертвую страну на юг, к морю. Может быть, там лучше. А может, и нет – кто ж его знает? Просто приходится уходить оттуда, где нечего есть. Просто надо идти к чему-то, пока горит огонь внутри.

Довольно простой сюжет, потрясающие декорации без лишних эффектов – сотни километров мертвых лесов и заваленные хламом поселки с запахом плесени, где нет даже крыс. Мастерски созданная атмосфера уныния и отчаяния, но почему-то светлое ощущение после просмотра.

Пожалуй, один из самых сильных фильмов на постапокалиптическую тематику, которые я смотрел.