haritonoff (haritonoff) wrote,
haritonoff
haritonoff

Categories:

Euglossini


Крохотные орхидные пчелки рода Euglossa живут в Южной Америке. Несмотря на свои размеры это сильные, быстрые и выносливые насекомые – цветы в тропических лесах редко растут большими группами, как на лугу, и пчелам порой приходится отлетать от гнезда на 40-50 км.



Семьи у орхидных пчел примитивные, без специализированных рабочих особей - основательница гнезда кормит свое потомство сначала одна, а потом с десятком своих дочерей.



Сыновья-трутни же после метаморфоза покидают гнездо и живут вольной жизнью – хоть и не иждивенцы, как у медоносных пчел, но все равно раздолбаи, о семье не заботятся.



Это не жало торчит позади боюшка - жало перепгончатокрылых это видоизмененный яйцеклад, у самцов его нет. Это кончик языка, начинающегося, как положено, во рту и в походном положении проходящего под телом пчелы, как выхлопная труба под машиной. В Северном полушарии роль самых "языкатых" опылителей выполняют шмели – только они способны опылять цветы, нектар которых расположен на дне длинной трубочки. В Южной Америке шмелей нет, вот их роль отчасти и выполняют их близкие родственники – эти самые орхидные пчелки, способные достать шаловливым язычком до дна практически любого, самого хитровыделанного цветка. Язык как у шмеля, а сама пчелка гораздо меньше:



Самки орхидных пчел – все рабочие, и при этом все плодовитые, и каждая хочет любви - занимаются чем положен пчелам: собирают нектар и пыльцу и несут их голодным детям. Нектар в зобике (зобик у пчел в брюшке, а не на горле, как у птиц, просто так называется), а пыльцу, как положено – в "корзиночках" из щетинок на задних лапках:



У орхидных пчел "корзиночки" на лапках есть и у трутней, да еще покруче, чем у самок. Во время полета в сложных погодных условиях - например, при порывистом ветре, создающем среди зарослей сильную турбуленцию - они растопыривают задние ножки с этими массивными грузиками, что увеличивает аэродинамическое сопротивление и, соответственно, энергозатраты в полете, и ухудшает маневренность, но зато повышает курсовую устойчивость: расставленные ноги увеличивают момент инерции, уменьшая раскачивание пчелы под действием воздушных порывов. Это сравнимо с тем, как вращающийся фигурист разводит руки и тем самым замедляет свое вращение...



Но корзиночки орхидным трутням нужны не за этим (повышение устойчивости при раскорячивании лишь приятный побочный эффект). Внутри эти утолщения имеют сложное губчатое, строение, пыльцу в них собирать невозможно, да и незачем – ее некому нести, трутни не кормят личинок. Они собирают не пыльцу, а ароматы.



Ткани утолщений задних лапок трутней орхидных пчел способны сохранять и удерживать различные летучие соединения (в основном эфирные масла). Ароматы пчелы собирают главным образом с цветов, но не только - посещают повреждения на стволах деревьев, выделяющие смолу и сок, интересуются грибами и даже трупами. Один из видов был замечен за сбором инсектицидов группы ДДТ в бразильских домах, причем яд не причинял этим эстетам никакого видимого вреда.



Вещества они собирают при помощи специальных щетинок, сосредоточенных в щеточки на передних лапках, затем переносят их, потирая о такие же щеточки, на средние лапки, и, наконец, со средних лапок на заднюю поверхность утолщений на задних, где вещества концентрируются в губчатой полости – это те же движения, которыми самки пчел собирают пыльцу, если кто не знал.



Накопленные ароматические вещества они потом по желанию выделяют в определенных местах подлеска (как-то выбирают, договариваются), где происходят их тусовки и спаривание с привлеченными запахом самками. Но не просто выделяют то, что собрали - трутни комбинируют ароматы, в буквальном смысле создавая авторский парфюм. У молодых самцов, собравших небольшую коллекцию хапахов, парфюм получается "скучный", плохо привлекающий самок, опытные же, собравшие редкие и разнообразные компоненты, способны создавать более сложные и утонченные смеси и более успешны в любви.



Коллекции погибших во цвете лет и не съеденных товарищей (например, сбитых автомобилем) подвергаются циничному разграблению – мертвяку уже ни к чему, а живым редкие запахи пригодятся, не пропадать же. Накидываются толпой, только успевай:



Орхидеи рода Coryanthes, эволюционировавшие параллельно с соответствующими видами орхидных пчел, пользуются тягой трутней к утонченным запахам и опыляются исключительно самцами, экономя на нектаре и привлекая тех одним лишь ароматом.



Благоухание выделяется из-под вон той головки наверху цветка. Трутни массово толкутся на ней. а она скользкая - периодически они поскальзываются и падают в ванночку, которую представляет собой нижняя часть цветка. Та наполнена жидкостью (не нектаром), пчёл намокает и обратно взлететь уже не может, может только выползти через отверстие сбоку ванночки, а там его поджидают пестики-тычинки. Пыльца на последних склеена в специальные пакетики-поллинии. К каждому поллинию прилагается прилипальце (так и называется). Вон та желтая штучка:



Орхидеи, как я говорил, эволюционировали параллельно с пчелами, поэтому запах определенного вида орхидей привлекает, как правило, трутней одного или нескольких близких видов, и расположение пыльников точно соответствует габаритам особей этих самых видов. В результате поллинии приклеиваются в нужном месте на спинку трутня настолько точно, что, когда тот обсохнет, полетит к следующему цветку, опять искупается и снова будет вылезать, поллинии аккурат попадут на рыльце пестика этого следующего цветка.



Такая вот гарантированная доставка, в отличие от других цветков, разбрасывающихся нектаром и пыльцой в белый свет как в копеечку.



Называется коэволюция. Ничего особенного.
Tags: живые природы 2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →