Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

zergling

Archaeoindris fontoynonti



Вдогонку к предыдущему - рисунок Дао Ван Хона, изображающий археоиндри, наземного лемура с Мадагаскара времен плейстоцена размером со среднюю гориллу и весом с крупную - кости его (ее - на картинке наверное самка) задних конечностей больше своей массивностью больше напоминают кости гигантского наземного ленивца, нежели обезьяны.

Collapse )
zergling

Правда о гигантопитеке

Из тёмных зарослей бамбука
Выбегает сика-пука!

(детсадовский фольклор)

И трус презренный, и герой – умрет от ужаса любой,
Кто видел Эри-Кубу.

(Франси Карсак)




Ничего особенного, просто на картинке Julio Lacerda гигантопитек Gigantopithecus blacki набегает на тигра Panthera tigris acutidens. Современные африканские леопарды убивают детей и женщин горилл, но взрослый мужчина гориллы способен убить леопарда. Вероятно, подобная расстановка сил была миллион лет назад в Индокитае у тигров с гигантскими наземными родичами орангутанов.

Collapse )
zergling

Исчезнувшая Южная Америка Велизара Симеоновски; часть II: прочие иные

Первая часть ЗДЕСЬ

В юрском периоде, около 180 млн. лет назад, единый и единственный на всю планету континент Пангея, повинуясь медленному движению тектонических плит, постепенно расползся на два материка поменьше – Лавразию и Гондвану, разделенные океаном Тетис. Эволюция наземных существ на каждом из этих новых материков пошла своим, независимым путем. Одним из обособленных осколков южного материка является Австралия с ее удивительной фауной сумчатых, другим еще каких-то три-пять миллионов лет назад, до образования Панамского перешейка, и не менее странным, была Южная Америка. Поднявшаяся из моря узкая полоса земли соединила не просто два массива суши – она стерла границу между двумя разными мирами.


Встреча наследников Лавразии и Гондваны: смилодон и мегатерий.

Иллюстрации Велизара Симеоновски помогут нам увидеть непривычную фауну млекопитающих далекого прошлого южноамериканского континента, со времен динозавров развивавшуюся независимо, словно на другой планете.

Collapse )
______________________________________________

Related posts:
Velizar Simeonovski: звери и люди ушедших времен
Исчезнувший Мадагаскар Велизара Симеоновски
Плейстоцен в Америке, часть 1
Плейстоцен в Америке, часть 2
zergling

Исчезнувшая Южная Америка Велизара Симеоновски; часть I: иные копытные

В юрском периоде, около 180 млн. лет назад, единый и единственный на всю планету континент Пангея, повинуясь медленному движению тектонических плит, постепенно расползся на два материка поменьше – Лавразию и Гондвану, разделенные океаном Тетис. Эволюция наземных существ на каждом из этих новых материков пошла своим, независимым путем. Одним из обособленных осколков южного материка является Австралия с ее удивительной фауной сумчатых, другим еще каких-то три-пять миллионов лет назад, до образования Панамского перешейка, и не менее странным, была Южная Америка. Поднявшаяся из моря узкая полоса земли соединила не просто два массива суши – она стерла границу между двумя разными мирами.


Столкновение наследников Лавразии и Гондваны: американские львы атакуют миксотоксодона.

Иллюстрации Велизара Симеоновски помогут нам увидеть непривычную фауну млекопитающих далекого прошлого южноамериканского континента, со времен динозавров развивавшуюся независимо, словно на другой планете.

Collapse )
______________________________________________

Related posts:
Velizar Simeonovski: звери и люди ушедших времен
Исчезнувший Мадагаскар Велизара Симеоновски
Плейстоцен в Америке, часть 1
Плейстоцен в Америке, часть 2
zergling

История амфибий-IV: Euskelia

Часть 1,
Часть 2,
Часть 3.




Эриопс-то из третьей части (помните эриопса?) не зря изображен сидящим в луже с гордо поднятой головой: в отличие от большинства героев третьей части он – представитель обширной группы темноспондилов, избравшей своей стратегией долгий и окольный, но всё же путь на сушу. Они не стали умелыми бегунами и выносливыми ходоками (и их потомки не стали таковыми до сих пор), но всё же обрели ценой бесчисленных жертв Естественному Отбору более жесткий скелет, чем их оставшаяся в водной колыбели родня, короткое, относительно компактное тело и сильные конечности. Обладая хорошо развитыми зрением и обонянием, они стали хоть и зависящими от воды, но наземными хищниками, способными брать сухопутную добычу.

Collapse )
zergling

Чудовища пермских вод

или История амфибий, часть III.
Условно ПЕРВАЯ и ВТОРАЯ части.

Все рисунки в этой серии - Владислава Егорова.




Это сидеропс, что переводится как "железновыглядящий" - скелет трехметровой амфибии обнаружили в раннеюрских породах Австралии, пропитанных солями железа. Хищник с крохотным мозгом в бронированном черепе с челюстями-капканом, размером с крокодила и столь же опасный в воде, на суше он своими неуклюжими движениями, едва способный противостоять гравитации, больше напоминал гигантскую саламандру, чьим весьма отдаленным родственником и являлся. Во времена динозавров подобные твари уже были реликтами и смогли дожить до мелового периода, по-видимому, только потому, что места их обитания располагались за полярным кругом, где для крокодилов было слишком прохладно. Амфибии же, обладавшие кожным дыханием и не нуждавшиеся в регулярных всплытиях для пополнения запаса кислорода (в холодной воде кислорода больше, а потребность в нем у земноводных при замедлении метаболизма при низких температурах, наоборот, меньше), чувствовали себя в холодных реках и озерах прекрасно. Сидеропс, как и показанный в бибисишных "Прогулках с динозаврами" кулазух, были последними представителями отряда темноспондилов, времена силы и славы которых приходились на пермский и триасовый периоды.

Collapse )
zergling

Nasalis larvatus и колыбель человечества



Из предыдущей лекции все вы, конечно, помните, что предкам человека нетрудно было встать на две ноги - они умели это делать еще до того, как слезли с деревьев. Но зачем они встали на две ноги? Да еще так радикально - наши руки настолько короче ног, что полноценно ходить на четырех мы уже не можем. Для простого передвижения по земле достаточно той трансформации, что претерпели наши ближайшие родственники - шимпанзе, бонобо, гориллы, передвигающиеся с опорой на слегка (по сравнению с гиббоновыми) укороченные руки. Для быстрого бега при охоте? Но наши древнейшие известные прямоходящие предки - австралопитеки - не охотились на крупную дичь, а на мелкую успешно охотятся и шимпанзе при своей комплекции, потребность в охоте не двигает их эволюцию в сторону прямохождения. Для того, чтобы "озираться в высокой траве" в саванне? Но типичные приматы открытых пространств, нуждающиеся в озирании в той самой траве, еще менее прямоходящи, чем гоминиды:



Для переноса пищи и детенышей? Желанием казаться больше и сильнее перед конкурентами и хищниками? Примеров подобного в природе нет (и отбор в сторону "казаться больше" работает по-другому - вон какие гривы отрастили гелады с бабуинами на предыдущей картинке, заодно и проблему с переносом детенышей решили... человек "облысел", чтобы не потеть в саванне, говорите?). Для того, чтобы бродить по мелководью? Большинство находок древнейших австралопитеков Восточной Африки действительно приурочено к околоводным экосистемам, чаще к берегам озёр. Но тут есть две загвоздки - во-первых, останки австралопитеков находят не только вблизи воды (в озерных отложениях они просто лучше сохраняются), а во-вторых, австралопитек по строению - уже сложившееся прямоходящее существо, анатомией тела мало отличающееся от человека. Где "промежуточное звено"? Что заставило гиббоноподобного древолаза залезть в болото, и главное - продолжать там сидеть? Ведь чтобы тела брахиаторов претерпели столь чудовищные изменения под действием отбора, их популяция должна была плескаться в воде не одно, не два и не сотню поколений, и всё это время им должно было жить там вполне комфортно, иначе бы они просто вымерли, а не эволюционировали. Впрочем... есть такой ландшафт, где можно и рыбку съесть, и на ветку сесть, мы о нем недавно говорили. Кто первый скажет?

Collapse )
zergling

Pliobates et Hylobatidae



На картинке Оскара Санисидро мы видим теплый сухой лес на Пиренейском полуострове 11,6 миллионов лет назад (вторая половина миоцена). На веточке сидит летяга - они как раз в миоцене явились на смену летающим боброидам. Под ней в лесу пасутся халикотерии Phyllotillon`ы - мирные, медлительные травоядные, выглядящие как лошадь-тяжеловоз на шасси гориллы, только вместо пальцев когти как у муравьеда - пригибать к земле ветви деревьев. А на следующей картинке можно увидеть слоноподобного дейнотерия Deinotherium giganteum - крупнейшее после индрикотерия млекопитающее суши:

Collapse )