Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

zergling

(no subject)



Ко вчерашнему. Одно время я хотел написать пост по первобытным войнам, но завяз в источниках, отвлекся и в итоге не стал, но немного статистики и цитат из разных мест надрать успел, дак чтобы не пропадало. Так вот, согласно некоторым авторитетным данным, в примитивных сообществах охотников и собирателей смертность от вооруженных столкновений достигала 14%. Это можно сравнить с потерями СССР в Великой отечественной войне (население в 1939 году – 168,5 млн. чел., около 23 млн чел. – потери в ходе войны, итого 13,7%), только для наших предков такой непрекращающейся войной была обыденная жизнь. На единицу времени общее число жертв было, конечно, меньше, но исключительно за счет того, что людей на планете было немного – для отдельного индивидуума же шанс погибнуть насильственной смертью был такой же, как для нашего соотечественника в Великую Отечественную.

Лоуренс Кили в книге «Война до цивилизации» приводит более шокирующие цифры – он утверждает, что военные потери составляли до 60% в структуре смертности населения каменного века. Кили отмечает наличие и мирных первобытных обществ, но считает их исключениями – 90-95% первобытных обществ вели войны. В других исследованиях цифры бывают скромнее, но тоже впечатляют.

Collapse )
zergling

(no subject)

Сева на древо за вишней полез,
Сторож Матвей вынимает обрез.
Выстрел! Раздался пронзительный крик...
Сорок второй! - ухмыльнулся старик.


Встала из мрака младая с перстами пурпурными Эос -
На небо вышла сиять для блаженных богов и для смертных.
Ложе покинул тогда и Матвей, Артемиды любимец,
Быстро подошвы красивые к светлым ногам привязавши,

Лёгкий накинул хитон и стремительно вышел из дома.
Густо разросшийся сад окружал отовсюду жилище -
Яблони, вишни, оливы, душистый инжир, абрикосы;
Рос виноград, и на ветвях тяжёлые гроздья висели;
Всюду на мягких лужайках цвели васильки и фиалки.

Collapse )
despicable me

Мертвая парма

XV век нашей эры
…Шаман встрепенулся и затряс колокольчиком, качая рогами мохнатой шапки.
Караван выходил к брошенному городищу.
С болотистой опушки открывался вид на Мертвую Парму. Огромная, похожая на медведя гора заросла могучими деревьями, но все они умерли, стояли сухие, голые, без коры, без хвои, без листьев. От заката лес-покойник пожелтел, как Мамонтова кость.
Брошенное городище темнело у подножия горы, одним краем затонув в болоте. Сквозь чахлое, кривое редколесье князь разглядывал его, на ходу отмахиваясь от комаров еловой лапкой.
Валы заросли дремучей и серой от паутины малиной, из которой торчали кривые зубцы частокола. Постройки обрушились. Из сырых ям высовывались гнилые, осклизлые бревна. Тонкие березки, словно птичья стая, разлетелись по городищу.
Заплесневев по шею, идолы-охранители косо чернели среди белых стволов. Ярко горели мухоморы, и пучки поганок дрожали на трухлявых пнях.




Караван не спеша двигался вдоль склона Мертвой Пармы. Гляден – так называют ее русы.

А. Иванов, «Сердце пармы»

Асыка ехал на Гляден – Мертвую Парму – с Туявита-Сылвы. Сегодня эта дорога (вернее, ее последний участок – Пермь-Савино) –выглядит так:

Collapse )
zergling

"Слуга государев"

Насколько никаким был Бухаров в «Волкодаве», настолько он же органичен и великолепен в «Слуге государевом». Вывод: Лебедев – мудак. Впрочем, не будем о нем.
«Слуга», значится, «Государев». Добротный исторический боевик… хотя слово «боевик», соотносящееся для нас в первую очередь с пиндосовскими экшенами, здесь не очень уместно. Это кино, при просмотре которого мысли о «возрождении российского кинематографа» как-то не лезут в голову – какое возрождение, что, разве кто-то умер? Как снимали на Руси отличные исторические фильмы – «Петр I» там, «Гардемарины, вперед!» какие нибудь – так и – вот пожалуйста! – продолжают снимать.
Без дурацких надуманных «спецэффектов», зато с нормальной массовкой, костюмами и интерьерами. Я не знаю, какой был бюджет, но видно по крайней мере, что пущен он был на дело – вплоть до того, что шведы, русские и поляки ездят на лошадях соответствующих их родным местностям пород (это fanoma1 подметила, сам-то я знаток боевых верблюдов…).
Батальные сцены (вообще сцены смерти) хороши. Хороши в том смысле, что без излишнего смакования убийства и без утрированных кишков наружу – просто видно, что война и смерть – это очень больно и грязно.
Сюжет. Интриги при дворе короля Франции, звон шпаг, любовь, честь и мужская дружба – все это есть и все это не смотрится этаким «обязательным джентльменским набором». Без излишних соплей и пафоса, но в горле временами щиплет…
Если вас интересует мое мнение – идти и смотреть.
despicable me

Шестаковым напомнило, Курехиным вдохновило...

Детство Ленина
(написано совместно с nik_ratibor)

1
Над маленьким домом в Симбирске бушевала гроза. Мария Александровна Ульянова, засунув голову под подушку, тщетно пыталась уснуть, вздрагивая при каждом раскате грома. Муж ее, Илья Николаевич, как обычно, инспектировал очередной интернат для слепоглухонемых дебилов в отдаленной веси.
Было три часа пополуночи, когда летающая тарелка с Планеты Мыслящих Грибов, совершив при сильном боковом ветре аварийную посадку, разнесла дровяной сарай семьи Ульяновых. Разлетающимися поленьями повыбило стекла с южной стороны дома.
Мария Александровна охнула и залезла под кишащий клопами полосатый матрац. Ошалевшие от ее наглого вторжения кровососы посыпались на пол и рассредоточились по дому.
Маленький Саша Ульянов, разбуженный топотом возбужденных насекомых, с удивлением обнаружил, что окно детской разбито, а на полу валяется сучковатое березовое полено. Протирая заспанные глазенки, юный проказник схватил деревяшку и запустил ее обратно в ночную тьму. Оттуда сквозь шум дождя
послышался глухой удар и сдавленный вопль. «Не дадут спать,» - пробурчал мальчик, выглянул в окно - и глаза его округлились. Половину двора занимал мокрый летательный аппарат, на тучных боках которого отражались вспышки молний. Рядом с открытой дверцей стояло высокое бородавчатое нечто, обхватив передними щупальцами ушибленную голову. Вернув нижнюю челюсть в исходное состояние, Сашенька сказал: «Ага!» и полез за рогаткой.
Рассвирепевший пришелец, под третьим глазом которого наливался фосфоресцирующий синяк, взревев на Языке Мыслящих Грибов: «Ах вы кидаться?!» ринулся к дому и, протаранив несколько дверей, ворвался в спальню, давя по пути толпы мигрирующих клопов.
Мария Александровна с писком выкатилась из-под матраца и забилась под комод...
Саша Ульянов оказался на пороге спальни в тот момент, когда происходило непорочное зачатие. Выглядело это так: осатаневший монстр пытался извлечь несчастную женщину из узкой щели под комодом, пыхтя невнятные ругательства и распространяя вокруг себя облака мельчайших спор. Пол и мебель в комнате на глазах покрывались кучками молодых опят. Мальчик натянул рогатку и выстрелил.
Хромированный шарик со спинки бабушкиной кровати попал пришельцу в мягкий затылок. В последнее мгновение перед глазами инопланетянина пронеслась вся его отвратительная жизнь, полная грибниц и удобрений...
Перепуганные клопиные беженцы всю ночь мокли под дождем и только к утру решились вернуться в родные пенаты. С первыми лучами солнца летающая тарелка сморщилась и рассыпалась бурой трухой. Сашенька до вечера рыскал по окрестным оврагам в надежде найти и прикончить еще парочку уродов.
Когда Илья Николаевич Ульянов вернулся из командировки, он извлек из-под комода изрядно запылившуюся жену, тушу пришельца выволок из дома и, облив керосином, сжег на заднем дворе возле мусорной кучи, а грибную массу порезал кубиками и засолил на зиму. Так что все, в общем, закончилось благополучно, если, конечно, не считать того, что во второй декаде апреля Мария Александровна разродилась странным клинобородым мальчиком, которого после жарких споров решили не топить и окрестили в ближней церквушке Вовочкой, предварительно обрив.
2
Шли годы. Вовочка рос угрюмым и нелюдимым мальчиком. Летом все симбирские мальчишки бегали купаться на Свиягу. Вовочка купаться не любил, поскольку одноклеточные водоросли, всегда кишащие в воде в это время года, вступали в симбиоз с грибницей из Вовочкиного тела, и мальчик покрывался
разноцветной коростой лишайников.
К тому же Вовочка плохо переносил прямые солнечные лучи, так что все лето он сидел дома и от скуки третировал младшего брата Митю.
Обычно это происходило так: Вовочка салился за пианино и начинал наигрывать на нем мелодию про Серенького Козлика. Через некоторое время из своей комнаты выглядывал робкий золотушный Митя, и, прихрамывая, ковылял на звуки веселой музыки. Он входил в гостиную примерно на словах «в лес погуляти» и, широко улыбаясь, приближался к поющему Вовочке, в замешательстве останавливаясь, как только до него доходил смысл слов «напали на козлика серые волки». В этот момент Вовочка, скорчив рожу пострашнее, поворачивался к братишке и, безобразно раздувая горловые мешки, по-звериному рычал: «Остались от козлика рожки да ножки!!!»
Митя оглушительно вопил от ужаса и, заливаясь слезами, убегал в свою комнату, где залезал под кровать и трясся от ужаса примерно с полчаса, пока не забывал, чего, собственно, он так испугался. После этого забава начиналась сызнова.
Наказывать Вовочку было бесполезно. Илья Николаевич считал стояние детей в углу негигиеничным, но в его кабинете стояло большое черное кресло. В нем в изобилии обитали клопы, переселившиеся туда после давнего инцидента с летающей тарелкой. Вспоминать об этом эпизоде в семье Ульяновых было не принято, так что считалось, что никаких клопов в кресле нет. Тем не менее, провинившихся детей усаживали в него до тех пор, пока они не попросят прощения. Даже будущий террорист Саша редко выдерживал более семнадцати минут.
Как-то в этом кресле оказался и Вовочка. Как назло, в этот момент в парадное постучался городовой с просьбой забрать «этого варнака» Сашу из околотка, «пока он там чего не сотворил». Потом навалились еще какие-то дела, в общем, о Вовочке забыли. Вспомнили о нем только тогда, когда из-под двери кабинета со стенаниями потянулась колонна переселяющихся в поисках лучшей доли клопов.
За пару часов, проведенных в кресле, не пришедшийся насекомым по вкусу и благополучно заснувший Вовочка пророс в кожаную обивку кресла и почти успел дать плодовые тела. Дорогой предмет интерьера был безнадежно испорчен. Правда, несколько приятных минут. Илья Николаевич получил, выкорчевывая не
поддающегося наркозу негодника из кресла при помощи садовых ножниц.
С тех пор наказывать Вовочку опасались, и он совсем распоясался. Однажды он сожрал мамину любимую вазу китайского фарфора и свалил всю вину на безответного Митю. Несчастного мальчика неделю мучили всевозможными клизмами и промываниями, а Вовочка висел вниз головой у себя на антресолях,
прилепившись к деревянной потолочной балке, и злорадно похрюкивал, как лобзик.
Родители стеснялись такого поведения сына, и всем зашедшим к ним соседям говорили, что на антресолях у них поселился Секрет.
Один Саша души не чаял в младшем брате. Вечерами они подолгу беседовали.
- Вот скажи, брат, - спрашивал Вовочка, - Кто тебе мешает делать то, что тебе хочется?
- Городовые, брат! - отвечал Саша, радуясь легкости вопроса.
- А кто им приказывает тебе мешать? - не сдавался Вовочка.
- Ну так это... околоточный, - не терялся и тут Саша.
- А ему кто? А тому? Кто вообще самый главный? Царь, вот кто! Понимаешь, что это значит? Вот убить царя - тут-то и заживем!
- Заживем... - как эхо отзывался Саша.
despicable me

На смерть Винни-Пуха

И за все за грехи мои тяжкие,
За неверие в благодать,
Положите меня, Чебурашку,
Под иконами умирать…


Он не вышел не видом, ни родом,
И потел он, надрываясь –
Неграмотный бурый медведь –
Он полез не за славой – за медом,
Оступаясь и срываясь,
Потому что не мог полететь

Посмотрите – вот он на секвойю ползет,
Скоро пчелам тяжелый урон нанесет;
Если пчелы поймают – его не спасти,
Но ужасно охота скорей проползти
Четыре четверти пути.

Издавал он хрипящие звуки,
Восклицал «помогите!» и «мама!»
Сова надрывалась в листве
И мерещились бяки и буки;
Ягуляры и слонопотамы
Теснились в его голове

Посмотрите - вот он уже выше ползет,
В предвкушении лакомства лапу сосет;
Три другие откажут – его не спасти,
Но теперь ему меньше осталось ползти –
Уже три четверти пути

Сделав вид, будто скоро ненастье,
Поросята на поляне
Раскрывали, волнуясь, зонты.
А он лез в ожидании счастья,
Как в дупло наконец он заглянет
И меду настанут кранты!

Посмотрите – вот он в самой кроне ползет,
Пусть немного мешает отвисший живот,
Если зад перевесит – его не спасти,
Но спокойно – ему остается ползти
Всего две четверти пути

Нет преград настоящему мишке,
Если мишка проголодался –
Такого попробуй урой!
Сверху сыпались мусор и шишки;
И зубами за ветки цеплялся
Наш скромный лохматый герой

Посмотрите – вот он у вершины ползет,
И похоже сегодня ему повезет,
Правда, если сорвется – его не спасти,
Но замрите – ему остается ползти
Не больше четверти пути!

Содрогнулся подлесок и звери
Клали лапы на носилки,
Но прост приговор и суров:
Был растерян он или уверен,
Но вопилки, но вопилки
Сочинять уж не будет он вновь…

А сегодня свинья на секвойю ползет…
Ну свинью-то чего на деревья несет?
Ты хотя бы свинью попытайся спасти
И беду от несчастной свиньи отвести:
Сними с сучка и угости!